• Andrew Andersen

Ребята, похоже, поняли, что прос... проспали Америку. Хорошо, если поняли, да плохо, что поздновато.

Updated: Apr 22

Andrew Andersen

April 21, 2021




На днях посмотрел это видео. Понравились выступления Елены Приговой и Бориса Палланта. Андрей Илларионов был чересчур многословен и первую половину ролика нес откровенную чушь, пытаясь сравнивать примеры нарушения Конституции в истории США с действиями своего экс-босса Путина по аннексии Крыма – действиями, которые, прежде всего, являлись вопиющим нарушением международного права, равно как и нарушением Россией ею же подписанного Будапештского Меморандума (1994). Тем самым российский диктатор откровенно поставил контролируемую им территорию вне закона. Впрочем, в конце ролика и Илларионов начал говорить правильные вещи.


Видео советую посмотреть в любом случае, а сам вброшу своих два десятка центов:


Говоря о Конституции США и ее нарушениях «в качестве исключения, когда речь идет о выживании нации», нужно отметить, что даже в самом, что ни есть, правовом государстве конституция ИНОГДА нарушается. Отчего же так? Да оттого, что конституция есть искусственный продукт человеческого интеллекта, придуманный для облегчения жизни людей в рамках государства. Ну а жизнь – есть процесс естественный, а потому не всегда желающий влезать в придуманные людьми жесткие рамки. Вся ситуация напоминает строительство забора на лесном участке (те, кто имел свой дом с участком, прилегающим к лесу, поймет меня лучше всего). Вы можете прекрасно задизайнировать свой забор и надежно установить его, но некоторые деревья своими корнями, ветвями, а порой и стволами могут начать давить на ваш забор и деформировать его, сколь бы крепок он ни был. И если вы не хотите, чтобы забор сломался, то помимо спиливания некоторых веток «агрессивного» дерева, вам придется удалить пару досок или даже слегка переделать одну из секций забора, чтобы сохранить весь забор в надежном и опрятном виде.


Так и с конституцией обстоит дело, когда она вступает в конфликт с некоторыми событиями реальной жизни и, если «обрубанием веток» проблему не решить, ее придется слегка нарушить. Только в правовом государстве такие нарушения все-таки являются ИСКЛЮЧЕНИЯМИ, случающимися примерно раз в сто лет. В крайнем случае, ну... может быть, чуть–чуть чаще. А если исключения становятся тенденцией, то это значит, что в данном обществе конституция просто не работает.


Всем выступающим, да и ведущему вышеуказанного шоу в разной степени, но очевидно, что в современной Америке не работает ни Конституция, ни судебная система, ни государственная машина. Ну и началось это не вчера (вот это уже очевидно намного меньшему числу людей), а, как минимум, с того момента, когда президентом вроде бы самой сильной и процветающей страны мира стал кениец Обама, который по законам США не имел права даже выдвигаться на президентский пост, так как родился не в Штатах. То есть последним реальным американским президентом скорее всего был Джордж Буш младший. А две каденции Обамы и одна каденция Дональда Трампа все более и более четко демонстрировали полный распад всей системы. Ну а предвыборный шабаш, известный как «расовые беспорядки» (расы там на самом деле были не при чем), а также «украденные президентские выборы» были только открытой демонстрацией полного краха США, показавшей, что Дональд Трамп оказался президентом без государства и лидером без нации.


Кстати, я поставил «украденные выборы» в кавычки, потому что они даже не были украдены. Ведь когда вор, что-то крадет, он делает это по-тихому, озираясь и опасаясь быть пойманным. Здесь же выборы не украли, а просто цинично ОТОБРАЛИ у остатков американского народа с наглой миной бандита-беспредельщика, как бы говорящей: «Ну да! Я твое забрал, и че? Че ты мне можешь сделать-то?» А и правда, как мы видели, никто не смог «ниче» сделать.


С современным американским «правосудием» тоже все ясно. Нынешнее гнилое судилище над Дереком Шовином, в результате которого честно выполнивший свой долг полицейский может получить пожизненный срок, - лишь демонстрация свершившегося. Ибо американское правосудие, также как и Конституция США, сдохло не вчера и даже не 4 года назад, а гораздо раньше. О нем можно и даже нужно бы написать отдельную статью, но не теперь и не здесь.


Ну хорошо. Все вышесказанное очевидно даже полуслепым и полуглухим. Но тогда возникает вопрос: ОТЧЕГО это вдруг так случилось? Что было причиной? Ответ на этот вопрос желателен хотя бы для того, чтобы понять, как с этим всем жить дальше.


Нисколько не пытаясь делать вид будто мое мнение является «истиной в последней инстанции», позволю себе его все-таки здесь озвучить. И, как историк, также начну с экскурса в историю.


Так вот, мне представляется, что корни надо искать прежде всего в... иммиграционной политике США и ее эволюции за последние 150 лет. Мистер Паллант хорошо говорил в приведенном ролике об исторических традициях англо-саксонского мира, которые и породили в конце концов Конституцию США. И в самом деле, первыми колонистами, создавшими Соединенные Штаты были выходцы из старых демократических стран с правовыми и конституционными традициями, воспринятыми несколькими поколениями их жителей, вне особой зависимости от их социального статуса. А именно – из Великобритании (Англии, Шотландии, Ирландии и Уэльса), из Нидерландов, из скандинавских стран, а также – в меньшей степени – из Франции и государств Германии, где в определенной мере народам были также не чужды элементы по крайней мере правовой защищенности (а в германских вольных городах – и демократии). Позже потоки мигрантов из вышеназванных стран продолжались, хотя постепенно к ним начали присоединяться также людские ручейки и из других мест.


Здесь представляется вспомнить одну набившую оскомину мантру: «Америка всегда была страной иммигрантов». Так-то оно так, да только не совсем, ибо мантра эта искажает реальность, если в нее не включить одно уточнение: КАКИХ ИМЕННО иммигрантов? Уточнение сделала несколько лет назад американская журналистка и писательница Энн Коултер, сказав, что Америка формировалась как страна ИММИГРАНТОВ, ИСКАВШИХ СВОБОДЫ. Именно так! Свободы, самостоятельности и прав! А больше-то в Америку и ехать тогда было не за чем, потому что ничего другого тут особо и не было. И ехали преимущественно из стран, где люди знали, что такое свобода, что такое права и правосудие, но считали, что свободы и прав у них недостаточно...


Однако в конце 19-го – начале 20-го веков произошло изменение состава иммигрантов. В Америку пошел поток людей из двух огромных, деспотичных империй: Османской и Российской. Из Османской империи ехали преимущественно греки, армяне, айсоры и левантинцы. Из Российской империи – в значительной степени евреи, но не только они. Ехали и русские, и украинцы, и другие... Возникает вопрос, что значили для этих людей такие слова как «свобода» и «права»? Хороший вопрос... Ведь ни эти люди, ни их отцы, деды, прадеды и пра-прадеды не знали ни того, ни другого, ибо никогда не были свободными и полноправными в тех странах, которые они покинули. А что значили для них такие понятия, как конституция и система правосудия? Для них это были элементы государства, но чем было для них государство? Государство для подавляющего большинства из них было глубоко чуждым, враждебным и даже опасным явлением. В течение столетий государство эксплуатировало этих людей, принижало, грабило, лишало достоинства, а подчас и самой жизни (последнее больше относится к Османской империи). Так что все, что было связано со словом «государство», включая такие понятия, как конституция и правосудие было в лучшем случае пустым звуком. И даже если сознанием они понимали, что Соединенные Штаты Америки – совсем ДРУГОЕ государство, неприятие государства и его элементов было глубоко «зашито» в их подсознании (по причинам, названным выше).


Ну и к чему я все это говорю? Да, у этих людей был иной менталитет (кстати, пользуясь поводом, хочу отмести любые обвинения в «расизме», ибо эти люди были вполне себе белыми, но ДРУГИМИ, именно потому, что у них был иной менталитет). Но разве не факт, что ассимилировать можно практически кого угодно? Факт! Можно! Только ассимилируемых должно быть не слишком много, а тех новых иммигрантов было значительно больше того количества, которое «старая добрая Америка» могла бы полностью «переварить».


Многие из этих людей неплохо приподнялись на новом месте. Ведь вожделенная «американская мечта» тогда еще была реальностью. Дети и внуки многих из них вошли в состав американских элит – бизнес-элиты, финансовой элиты, научно-инженерной элиты, да и политической элиты тоже, потихоньку тесня потомков первых поселенцев с их старыми связями и старыми деньгами... Несомненно, Америка значительно изменяла этих людей по своему подобию, но изменяясь, эти люди изменяли и Америку... на свой лад. Что вполне естественно.


Здесь возникает два вопроса по поводу вышеописанного «вливания» в США.


Первый вопрос: хорошо это было или плохо? На этот вопрос отвечать не собираюсь, ибо он в наше время неправомерен. То, что плохо для одних, может быть весьма хорошо для других и наоборот. А учитывая тот факт, что в современном мире такие критерии, как «хорошо» и «плохо», настолько размыты и извращены, что переходят в разряд эмоций. А нам здесь нужны не эмоции, а факты. А факт в том, что люди эти в Америку заехали и начали её видоизменять.


Второй вопрос: можно ли было этих людей не пустить в Америку? Можно было! К примеру, власти Австралии, бывшей тогда британским доминионом, не пускали к себе эмигрантов из вышеозначенных двух империй (а также из третьей империи – Австро-венгерской), а тем, кто все же умудрялся просочиться, устраивали тяжелую жизнь, в том числе с избиениями и даже с убийствами. Но американские власти такой подход по ряду причин не считали правильным.


Начиная с третьей декады двадцатого века в Америку пошли новые волны «других» людей (не тех, кто поколениями рос в более или менее правовых государствах): сперва - сотни тысяч беженцев из большевистской России и революционной Турции, потом – десятки тысяч беженцев из нацистской Германии (в их числе представители пресловутой «Франкфуртской школы», о которой мы еще поговорим ниже), потом - беглые военные преступники из Германии, Италии и их сателлитов, всевозможные коллаборанты, а также «перемещенные лица» (беженцы из СССР и стран, оказавшихся в зоне советской оккупации), потом – беженцы из Вьетнама, Камбоджи и с Кубы, беженцы и «беженцы» из СССР (в основном, выпущенные Кремлем в Израиль, но не пожелавшие жить на исторической родине)... А далее пошли уже не волны, а целые валы и цунами из всевозможных стран «Третьего мира». И все эти люди тоже, слегка меняясь в Америке, изменяли Америку на новый лад. Ну и скажите мне, чем для всех этих «новых американцев» были и есть слова «конституция» и «правосудие»? Да пустым звуком! Ибо, если в считанных странах мира (таких, как, например, США, Франция, Швеция или даже маленькая Латвия) конституция являлась предметом национальной гордости и результатом упорной борьбы народов и элит за свободу, достоинство и право, то в подавляющем большинстве стран конституция – это чисто формальный элемент государственной символики, часто бездумно переписанный с американской или французской, за которым не стоит ничего. При самых красивых конституциях в большинстве стран кучки заправил нагло издевались и издеваются над своими народами, обворовывают, унижают, сажают в тюрьмы, пытают, расстреливают и вешают, а иногда сжигают живьем или растворяют в кислоте. А уж о «правосудии» там и речи нет. В лучшем случае это – не более, чем жестокий цирк. И представители этого большинства, натурализируясь в Соединенных Штатах и проникая в истеблишмент, превносят соответствующее отношение и к тому, и к другому.


Ну и на фоне всего описанного разлада над интеллектуальной элитой США во второй половине 20 века «блестяще» поработали представители «Франкфуртской школы» и советских спецслужб. Впрочем, и подъем «Франкфуртской школы» также связан, хотя и не напрямую, с теми же спецслужбами СССР и финансированием со стороны Кремля на деньги, украденные у наших с вами родителей и прародителей. Трансформация американских университетов и, в особенности, их гуманитарных отделений под влиянием основателей и последователей «Франкфуртской школы» и агентов СССР за пару поколений превратило большую часть интеллектуального класса Америки в покорное стадо тупых «полезных идиотов» (это – выражение В.И. Ленина), зомбированных псевдосоциалистической левой идеологией и успешно уродующих неокрепшие мозги наших детей и внуков. И что для таких «интеллектуалов» правосудие и Конституция США? Да ничто! Для них это «гнилые символы капитализма и расизма»...


Что же мы имеем «в сухом остатке»? В сухом остатке – «Гуд-бай, Америка!»


Кстати, уже упомянутая выше Энн Коултер незадолго до избрания президентом Дональда Трампа полагала, что есть лишь десять шансов из ста, что Америку удастся спасти и сохранить как процветающую, развитую и свободную страну. В конце президентства Дональда Трампа госпожа Коултер сказала на одном из телешоу, что остался лишь один шанс из ста. Ну а после нео-большевистского переворота в конце 2020 года она «исчезла с радаров» и не говорит вообще ничего.


Итак... Гуд-бай Америка... Но что же из этого следует для нас - живущих в США (или на американской границе, как я, например) и для наших потомков?


По моему скромному мнению вернуть старую Америку, в сторону которой мы все так рвались (и куда рвались поколения свободолюбивых людей до нас), уже невозможно. Остается лишь два варианта:


(1) В случае успешного анти-большевистского контр-переворота (хотя не вижу, кто и как его будет делать) Америка может превратиться в нечто вроде большой англоязычной Доминиканской Республики. И это был бы наилучший вариант.


(2) В худшем же случае (и наиболее реальном) Америка выродится в большое англоязычное Гаити.


Ну а по поводу того, что ожидает нас и наших потомков в случае окончательной гаитизации США я распространяться не буду. Вы это легко узнаете, если заглянете в историю Гаити, которая доступна в открытых источниках или, к примеру, вот здесь.

665 views0 comments

Recent Posts

See All