top of page
  • Andrew Andersen

Профессор

Andrew Andersen Victoria, BC / July 21, 2023


Крис услышал мелодичный звонок, который издал его iPhone. Звук колокольчика оповестил: «Ваше такси прибыло».


Перекинув через плечо большую кожаную сумку Крис спустился в парадное, вышел на улицу и направился к только что подъехавшему к дому тёмно-синему таксомотору. Сперва он открыл правую переднюю дверь намереваясь «демократично» сесть рядом с водителем, но переднее пассажирское сиденье было до отказа выдвинуто вперёд, а на его подушке лежала чёрная папка. Водитель, очевидно, не приветствовал занятие пассажирами переднего сидения рядом с ним. Произнеся понимающее «сорри» Крис захлопнул переднюю дверь такси, открыл заднюю дверь, закинул в салон свою сумку, а после сам плюхнулся на мягкое кожаное сидение.


«В аэропорт!» - Kоротко распорядился Крис, и таксомотор мягко отъехал от его дома и, быстро ускоряясь, вырулил на дорогу.


Одетый в чёрную рубашку шофёр такси был обладателем густой, посеребренной сединой шевелюры и такой же бороды. В свете мелькающих справа и слева уличных фонарей на безымянном пальце левой руки шофёра сверкнул золотом средних размеров перстень с каким-то гербом, вероятно, фамильным.


Таксомотор остановился на освещенном перекрестке, ожидая, когда красный сигнал светофора сменится зелёным. Уличный свет падал на зеркало заднего вида, в котором отражалось лицо шофёра... Это лицо неожиданно показалось Крису знакомым.


«Простите, - обратился Крис к таксисту, - Ваше лицо мне знакомо. Мы раньше нигде не встречались?


«Хм... Может быть вы смотрите порно-фильмы?» - Спросил таксист с легкой, слегка циничной усмешкой. Это была крайне вульгарная шутка но он её почему-то любил и часто использовал, когда посторонние люди говорили ему, что им знакомо его лицо.


Крису понадобилось полторы секунды чтобы понять что этот контр-вопрос является похабной шуткой, после чего он отреагировал на неё искусственным хохотком.


В этот момент неожиданно яркий свет с улицы упал на небольшую пластиковую карточку с фотографией и полным именем шофёра, закрепленную на дверце бардачка. Прочитав аккуратно пропечатанные на карточке имя и фамилию, Крис понял, почему это лицо показалось ему знакомым. Вернее – не показалось. Оно было ему знакомо и очень даже хорошо...


«Я вас узнал! Вы - доктор Маркард!» – Неожиданно громко воскликнул Крис.


«Совершенно верно. Собственной персоной!» - Ответил шофёр с той же легкой, но теперь чуть печальной улыбкой.


«Доктор Маркард, Вы меня, наверное не помните... Я – Крис. Крис Келли... Я брал все ваши курсы... И курс по современной политике России, и по истории стран Восточной Европы, и по проблемам международного терроризма... Но Вы меня, наверное, не помните... Ведь нас у вас было так много!»


«Я многих помню, - ответил таксист, - а Вас узнал практически сразу, хотя Вы повзрослели и возмужали».


«Боже мой, но... Но как же?... Как же вот это?!...» - Крис пытался спросить своего любимого профессора о том, почему он сидит за рулем таксомотора, но не находил подходящих слов...


«Вас удивляет, что я теперь работаю в такси?» - Шофер помог своему бывшему студенту-отличнику сформулировать невнятно заданный вопрос, после чего дал исчерпывающий ответ:

«Сегодня практически все мало-мальски известные университеты заражены смертельной болезнью. Эта болезнь - левачество. Ваша alma mater – не исключение. И тем профессорам, которые продолжали утверждать, что, например, существует только два пола, что значение имеет любая жизнь, а не только «черная», что не только мужчины белой расы виноваты в работорговле прошлого, что именно те белые мужчины как раз-таки и были единственными в истории человечества, кто добровольно от рабства отказался – всем нам, людям вменяемых взглядов, не пожелавшим втаптывать в грязь историю наших с вами предков, восторгаться лживыми социалистическими учениями и восхвалять политические системы Китая и Северной Кореи пришлось уйти...

А вождение такси... Ну чем-то заниматься я, однако же, должен, не так ли? Тем более, что и ремесло мне знакомое: я ведь в далекие студенческие годы тоже подрабатывал вождением таксомотора, а теперь всё это стало гораздо легче – со всеми этими компьютерными гаджетами, сотовыми телефонами и электронными навигаторами... К тому же согласитесь, что в наше время положение университетских профессоров практически тоже является положением обслуживающего персонала, не принципиально отличным от положения шоферов такси...»


Крис молчал. Он просто не знал, что тут сказать.


«Помнится, сразу же после моего увольнения меня вызвал к себе этот старый лис Джо Грин – наш тогда уже бывший министр высшего образования, - продолжил таксист, - так вот он своим скрипучим голосом поведал мне, что моё основное «преступление» заключалось не в моих политических воззрениях, а в том, что я учил студентов думать! А думать будущие образованные специалисты, дескать, не должны! Я-то всегда полагал, что учить молодежь мыслить – как раз и есть основная задача университетов. Ведь они - университеты - именно для этого и создавались! Но, видимо, теперь всё иначе...»


«Но, профессор, - заикаясь пробормотал Крис, - Вы действительно научили нас думать... Самостоятельно думать... Мы ведь часто вспоминали Вас с некоторыми другими ребятами, которые тоже брали Ваши курсы... Вспоминали всё то, что Вы нам объясняли и даже предсказывали... Вот, к примеру, и это ужасную войну России с Украиной тоже...»


«Зная основы истории и понимая природу исторических процессов, предсказать некоторые события будущего не так уж и трудно, - ответил таксист, - к тому же это даже не предсказание, а просто элементарный расчёт. Почти как в математике или химии... а между тем, мы с Вами уже приехали...»


Только тут Крис сообразил, что такси уже никуда не едет, остановившись у дверей аэропорта с надписью «Departure» («Вылет»). Красные цифры на электронном счетчике таксомотора показывали сумму около сорока долларов. Крис протянул шофёру сотенную купюру. Шофер начал отсчитывать сдачу.


«Нет-нет, профессор! – Запротестовал Крис, - не надо сдачи! Вы мне ничего не должны! Это я Вам... Мы Вам...»


После краткого колебания шофер такси сдержанно поблагодарил щедрого пассажира и пожелал ему приятного полёта. Крис, пряча глаза, быстро схватил свою сумку, слегка поклонившись шофёру, почти бегом направился к дверям здания аэропорта и вскоре растворился в толпе спешащих на регистрацию пассажиров...


Отъехав от здания аэропорта, бывший профессор, доктор Лотар фон Маркард остановил свой таксомотор на временной автостоянке. Во время преподавания в университете он попросил администрацию указывать его фамилию в расписании как просто «Д-р Маркард», без раздражающей многих дворянской приставки «фон». Теперь же его новые коллеги-таксисты называли его просто «Лот», сократив не совсем обычное для Северной Америки имя...


Активировав закрепленный около приборной панели iPhone, Лотар нажал кнопку звукозаписи и в течение нескольких минут надиктовывал текст. Навороченный телефон автоматически перевел звукозапись в Wordовский файл. Закончив диктовать, Лотар скопировал файл в свою электронную почту и отправил его сам себе...

Приехав домой, он обработает этот черновик на компьютере, и... похоже сегодня таким образом будет закончена очередная глава его новой книги по новейшей истории одной малоизвестной страны в Восточной Европе... Эта книга (далеко не первая из написанных и опубликованных им за последние десятилетия), конечно, не сделает его богатым, ибо она будет интересна лишь узкому кругу профессиональных историков. Но для них-то она будет если и не бесценной, то по крайней мере весьма ценной. И она останется после него, когда он уйдет в Вечность...


Внезапно планшет, укрепленный над приборной панелью слева от руля, издал громкое пиликанье, и на экране высветился адрес нового заказа. Лотар фон Марка;рд завел заглушенный мотор и вырулил на автостраду подбирать нового пассажира...

44 views0 comments

Comments


bottom of page