• Andrew Andersen

ПОЧЕМУ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ МНОГИЕ ПОДДЕРЖАЛИ БАЙДЕНА (А ПО СУТИ – НЕОМАРКСИСТСКИЙ ПЕРЕВОРОТ) В США?

Updated: Nov 12

Andrew Andersen

November 11, 2020





Сегодня во многих странах Восточной Европы (в том числе и в ряде стран бывшего СССР) значительное количество людей и, в особенности, – представителей интеллектуальных и политических элит активно поддержали «команду Байдена» на выборах в США.

Более того, судя по информации, полученной мною от друзей и коллег по крайней мере из Латвии, Грузии, Эстонии, Польши и Украины, там доходит до того, что любой, осмелившийся заикнуться о симпатиях по отношении к президенту Д. Трампу (который пока яаляется единственным президентом США), рискует подвергнуться остракизму и беспощадной травле.

Зато восхвалять полумертвого маразматика Дж. Байдена и стоявшую за ним банду коррупционеров, казнокрадов, убийц, государственных изменников, извращенцев и дегенератов (моральных, нравственных и физических), маскирующих свои преступные деяния и планы под лживой неомарксистской риторикой – это теперь хороший тон!

Меня, как и многих, кто еще не окончательно потерял способность думать, сперва крайне удивил этот парадокс: как же так случилось, что люди, натерпевшиеся от советской власти и коммунистов и так радовавшиеся в конце 80-х – начале 90-х освобождению от опостылевшей тирании – кровавой и к тому же еще и патологически лживой – теперь так же радуются ползучему приходу реинкарнации той же самой тирании в Соединенные Штаты Америки? Как вообще такое возможно?!

По размышлении выходит, что, скорее всего, это произошло по трем причинам:

Причина 1. Комплекс неполноценности.

Этот комплекс вполне объясним исторически. Мы все восторгались и восторгаемся высокой европейской культурой, классической европейской философией, европейским искусством, привлекательным (до недавнего времени) европейским и американским образом жизни... наконец, прекрасными товарами, выпущенными на Западе. Находясь под красным игом, мы от всего этого были полностью или частично отрезаны. Мы также в определенной мере деградировали (даже те из нас, кто изо всех сил старался сохранить человеческое достоинство и человеческий облик).

Все это – так. С Запада пришло много хорошего и полезного. Если уж на то пошло, то почти все полезное и хорошее пришло с Запада, к которому мы, впрочем, тоже принадлежим генетически и географически. Но ничто в мире не совершенно, и, разумеется, с Запада может прийти не только хорошее. А восхищение не должно переходить в низкопоклонство и самоуничижение, и уж точно не должно сопровождаться необдуманными словами и поступками.

Помнится в конце 1980-х, незадолго до моего отъезда из СССР меня занесло на одну тусовку в Москве, организованную какими-то скандинавскими леваками с разрешения тогдашнего ЦК КПСС. Тусовка была интересна тем, что на нее были допущены представители различных так называемых «неформальных молодежных объединений», да и просто отдельные люди, которым было интересно пообщаться со скандинавскими сверстниками (это уже был период горбачевской «перестройки», когда «железный занавес» почти развалился). Скандинавские организаторы, надо сказать, в массе своей были ребята симпатичные (скандинавы же), но... леваки, которых не заботили права человека в СССР, зато сильно заботило, как бы удушить тогда еще «расистскую» ЮАР. Но речь сейчас не о них...

Во время тусовки, каждая из советских групп написала и вывесила на специальном стенде свой меморандум, и я до сих пор помню меморандум группы литовских как бы националистов, который меня, честно говоря, шокировал. Литовцы вывесили (под значком с тогда еще запрещенным национальным желто-зелено-красным триколором) буквально следующее: «Дорогие скандинавские друзья! Мы хотим стать европейцами! Настоящими европейцами! Помогите нам стать ими!»...

Мне стало противно. Подумалось: «Стать европейцами? Да еще и настоящими? А кто же вы, братцы-литовцы, если не европейцы? Африканцы что ли? И что значит «настоящие»? Разве мало генетической, культурной и географической принадлежности к Европе?

Нет, я никогда не был резко против комплекса неполноценности! В небольшом количестве он даже полезен, так как стимулирует к развитию во всех смыслах. Наилучший пример тому – наши братья-финны. Не знаю как так теперь, но когда я был в последний раз в милой моему сердцу Финляндии (а было это, к сожалению, достаточно давно), у финнов был комплекс «деревенщины», который был связан с тем, что они не могли простить себе хоть и относительно недолгого, но российского прошлого, а потому старались не отстать от своих западных соседей. Но результатом этого умеренного комплекса стало то, что финны от своих соседей не только не отстали, но во многом даже перегнали их.

Ну а комплекс, переходящий в самоуничижение и самоотрицание ведет, помимо прочего, к такому опасному явлению, как бездумное принятие ВСЕГО, что идет от воздвигнутых кумиров.

Причина 2. Недостаток информированности.

Недостаток информированности о тех, кого люди уважают, также часто играет с ними злую шутку. Дело в том, что все на свете постоянно меняется – когда в лучшую, а когда и в худшую сторону. Или, например, в чем-то – к лучшему, а в чем-то – к худшему. И Западная Европа с Америкой не является исключением.

Говоря о «злой шутке», можно привести несколько примеров из недавней истории, где «шутка» была не просто «злой», а даже трагической. Например, когда в 1939-1940 годах войска СССР в соответствии с Пактом Риббентропа-Молотова вошли в страны Балтии, в польские Кресы (ныне – западные области Беларуси, Украины и небольшая часть Литвы) и в румынскую Бессарабию, большинство местных жителей полагали, что возвращение «русских» - это, конечно, не очень хорошо, но «не страшнее страшного» и всенародного сопротивления агрессору не оказали, хотя это могло бы их спасти от значительно больших жертв, которые последовали за инкорпорацией этих стран и территорий в Советский Союз. Беда была только в том, что все они полагали, что к ним входят «русские образца до 1917 года», которых люди среднего и пожилого возраста хорошо знали и помнили, а потому не очень боялись. Увы, большинство не знало, что к ним пришли не только «не совсем русские», но даже если и русские, то возглавляемые совсем другими силами, с другими планами, другой культурой и другой «моралью» (вернее, с отсутствием морали, как таковой)

Причем в польских Кресах все было еще печальнее: значительная часть местных польских интеллектуалов, в том числе и одетых в военную или полицейскую форму, вообще имела иллюзию о каком-то «славянском братстве», якобы способнoм помочь Польше в борьбе против «исконного врага» (Германии). В первое время многие из вышеназванных интеллектуалов даже пытались предложить Советам сотрудничество, но... все закончилось массовыми казнями этих людей их «братьями-славянами» под Катынью и в иных местах...

Не менее трагичные события произошли в Восточной Европе в начале Советско-германской войны 1941-45 гг., когда многие пожилые евреи отказывались эвакуироваться на восток СССР, ибо не верили в информацию о Холокосте. Эти люди хорошо знали и помнили немецких оккупантов «образца 1918 года», которых и в самом деле совершенно нечего было бояться. Беда была в том, что в 1941 году к ним снова вошли, конечно, немцы, но уже не совсем те. А точнее – совсем не те, поскольку у новых немцев была новая верхушка и новая идеология. Кстати, нацистская идеология по своей сути, действительно, была абсолютно не немецкая и не европейская, но это – другая тема, не говоря о том, что, так или иначе, она проявила себя в жуткой трагедии десятков и сотен тысяч тех, кто ждал немцев «образца 1918 года», а дождался совсем других.

Все эти экскурсы в недавнюю историю я привел только для того, чтобы подчеркнуть, что и сегодня Западная Европа и Северная Америка – совсем не те, что 30-40 лет назад. Ныне там заправляют другие силы и господствует идеология, насквозь пронизанная новыми необольшевистскими «ценностями», которые на самом деле не имеют ничего общего с ценностями европейскими или американскими.

Причина 3. Специфика нынешнего общения восточных европейцев с западными, а также – с североамериканцами.

Эта причина тесно связана со второй вышеозначенной причиной и даже как бы из нее вытекает. Она касается того, с какими западноевропейцами и североамериканцами в основном общаются сегодняшние восточноевропейцы.

Сегодня уже давно нет мрачного «железного занавеса» (правда, есть более тонкий «золотой занавес», но он все же более или менее преодолим). В результате в страны Восточной Европы не иссякает поток «миссионеров» с Запада: послов, консулов, культур-атташе, а также исчисляющихся тысячами сотрудников всяческих НГО, щедро финансируемых лицами типа Сороса (а то и похуже него), и, наконец, в небольшом количестве – профессоров... Однако кто же все эти люди? Ну или, может, не все, но большинство?

В основном, эти миссионеры представляют ту самую необольшевистскую идеологию, которую они «несут в массы», выдавая её за «западные ценности». Особого внимания заслуживают «западные профессора», в массе своей не востребованные в своих странах (даже в условиях катастрофического падения качества западного образования) и являющиеся по сути дела отребьем отребья (или «сливками сливок наоборот»).

Вторым каналом общения «Востока с Западом» является учеба молодых восточноевропейцев в западноевропейских и американских университетах, оплаченная их родителями или разного рода грантодателями. Но практически уже все эти университеты, включая самые дорогие и известные учебные заведения еще недавно свободной Западной Европы и еще недавно свободной Северной Америки, являются левацкими или, можно сказать, необольшевистскими, ибо там доминируют птенцы пресловутой Франкфуртской школы (эта школа - тема отдельная, заслуживающая отдельного эссе). Соответственно, неокрепшие мозги студентов там пропитывают этой самой идеологией - отнюдь не идеологией свободы (кстати, свободе никакой идеологии не требуется), а, наоборот, - античеловеческой идеологией неомарксизма, несущей лишь деградацию и разрушение всего, на чем строился этот наш вожделенный Запад. Достаточно того, что в самых разных западных университетах студентам исторических отделений внушают, что Сталин и Мао были «не во всем неправы», а «уничтожение людей по классовому признаку – есть нормальное и справедливое явление». И попробуй возразить такому профессору! Получишь низкие оценки и остракизм со стороны товарищей.

Наконец, существует еще один канал – для знающих языки (английский, немецкий, французский). Это – средства массовой информации, которые на 99% также превратились в средства массовой дезинформации и рупоры той же самой неомарксистской, необольшевистской пропаганды.

А в результате всего вышесказанного мы имеем в Восточной Европе то, что имеем: бездумное принятие всего самого разрушительного и античеловеческого, с чем в Америке сегодня идет отчаянная борьба (уже на последних рубежах обороны) и травлю тех, кто еще не разучился думать.

1,181 views

© 2019 Katie Alberts  

  • Grey Facebook Icon
  • Grey Twitter Icon
  • Grey LinkedIn Icon
  • Grey Facebook Icon
  • Grey Pinterest Icon
  • Grey Instagram Icon