• Manfred Zwirka

Вооруженные силы России: перспективы развития и возможная стратегия борьбы с ними

Manfred Zwirka

Мюнхен / 2 января, 2022




1. Анализ оборонной промышленности России и ее реальных возможностей

2. Анализ слабых сторон построения и организации Вооруженных Сил России

3. Анализ эволюции военной доктрины России и планов перехода к тактике биологической, бактериологической и гибридной войны

4. Первостепенные мероприятия, которые могут быть применен в случае начала войны с Россией


1


В данный момент военно-оборонная промышленность России находится в крайне плачевном состоянии и едва ли подлежит восстановлению даже до состояния «застойных» лет позднего периода СССР.



В данный момент наука в России и даже старые советские разработки видов современного оружия разных направлений на несколько порядков опережают промышленные возможности. Сегодня Россия способна производить преимущественно экспериментальные образцы в небольших экспериментальных цехах в структуре самих НИИ, являющихся разработчиками этих видов оружия. При этом даже вышеуказанные НИИ и уникальные экспериментальные предприятия как правило находились или продолжают находиться в центральных городах России и в первую очередь - в Москве, Санкт-Петербурге и прилегающих к ним районах, где в последнее время существенно поднялись цены на недвижимость и подорожала земля, которую занимали и продолжают занимать эти НИИ и их предприятия. Поэтому постепенно эти участки распродаются, а сами предприятия закрываются или перебазируются в более отдаленные места, что в абсолютном большинстве случаев равносильно их ликвидации, так как 90% работающих на них специалистов сразу увольняются и не желают переезжать в не обустроенные для комфортной жизни места.


Но даже в наиболее благоприятных ситуациях любое новое изобретение, осуществленное в НИИ и выпущенное в отдельных экспериментальных образцах в этих цехах, надо еще доводить до серийного производства, и в этом заключается самая большая проблема!


В настоящий момент Россия не способна к масштабному серийному производству новейшей военной техники, так как большинство предприятий оборонного комплекса, существовавших в СССР, прекратили свое существование или оказались за пределами России на территории бывших союзных республик. А те которые были сохранены в 90-е годы, имеют огромное количество уже неразрешимых проблем. Оборудование большинства предприятий военно-оборонного комплекса морально устарело и не может качественно решать поставленные задачи по серийному выпуску.


Станкостроительная промышленность в самой России практически полностью уничтожена из-за потери всех своих рынков сбыта, ранее ограниченных странами Восточного Блока и рядом развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки. В свете международных санкций со стороны стран Евросоюза, США, Канады и их союзников высокоточное новейшее станочное оборудование поставляться не может. Соответственно, единственным источник восполнения может быть только Китай. Но его оборудование по классу точности и надёжности может подходить для выпуска ширпотреба, но ни в коем случае не для выпуска продукции военного и космического назначения.


Однако помимо отсутствия материально-технической базы серьезной проблемой является отсутствие пополнения штата высококвалифицированных сотрудников управленческого аппарата, инженерно-технического состава предприятий и рабочих кадров. Учебные заведения, специализированные на выпуск инженеров для оборонного комплекса СССР, во времена Российской Федерации были в абсолютном большинстве преобразованы и занялись подготовкой специалистов широкого профиля. К тому же резко ухудшился уровень образования, была распродана или роздана в аренду большая часть площадей специализированных участков и даже цехов, где раньше во времена СССР студенты под руководством грамотных преподавателей изучали материально-техническую базу и воочию знакомились с новейшими на тот период моделями двигателей и остальных элементов выпускаемой военной продукции. Такую деградацию этой научной базы можно хорошо наблюдать на примере МАИ (Московского Авиационного Института).


Что касается подготовки рабочих кадров для оборонных предприятий, то ещё во времена СССР была разрушена сама репутация и престижность рабочих специальностей и, как следствие, даже при наличии системы ПТУ и техникумов в эти образовательные учреждения шли наименее способные молодые люди, чьи мозги не могли изначально усваивать новейшую информацию по работе на станках с программным управлением. Не говоря уже о том, что в 90-е годы сама система ПТУ была окончательно разрушена. По всей вероятности эта система восстановлению уже не подлежит, так как более не осталось кадров, которые могли бы обучать требуемым в военной сфере рабочим профессиям. То есть сегодня основная масса работающих на военных предприятиях составляют люди предпенсионного и даже пенсионного возраста. Соответственно, в ближайшие 5 - 10 лет эти предприятия могут просто прекратить существование.


Ещё одна огромная проблема России заключается в том, то что практически неуправляемая коррупция и воровство в регионах превысили все возможные пределы. Огромная территория с крайне слабой транспортной инфраструктурой не позволяет эффективно решать эту проблему. А любая модернизация предприятий с практически полной заменой станочного парка и воссоздание системы подготовки кадров потребует колоссальных финансовых средств, из которых основная масса будет разворована на начальных стадиях. В результате напрашивается вывод о том, что изначально никакие государственные структуры РФ не станут даже пытаться осуществлять такие проекты.


Кроме того, для содержания и постоянной работы таких предприятий оборонно-промышленного комплекса, равно как и на поддержание всей окружающие эти предприятия инфраструктуры, начиная с социальной сферы для проживающих в этих городах и работающих на этих предприятиях людей, нужны колоссальные средства. Во времена СССР излишняя степень секретности привела к географической удалённости этих предприятий, сделала их на 70% градообразующими, поставив в зависимость от их работы всю жизнь многотысячных городов. Соответственно, все, включая энергетику, водоснабжение, железнодорожное и авто- сообщение, снабжение продовольствием и вся система жизнедеятельности любого населённого пункта, также ложилось на плечи этих предприятий. Это всё тоже давно пришло в упадок и требует модернизации, если даже не полного восстановления с нуля.


Все вышесказанное относится и к гигантской системе смежных предприятий, задействованных в оборонном комплексе. Начиная с предприятий горнодобывающей отрасли, сталеплавильных предприятий и предприятий, выпускающих комплектующие для различных отраслей промышленности. Отдельно стоят вопросы наличия средств доставки и даже наличия самого персонала для использования этих систем.


В связи со всем вышеизложенным вся боевая техника современной России являет собой либо старые, морально устаревшие образцы, выпускавшиеся еще во времена СССР, либо внешне видоизмененные старые модели, которые в большинстве случаев не соответствуют требованиям времени. Все вышесказанное можно показать на конкретных примерах с детальным разбором ряда предприятий военно-промышленного комплекса России. Такие например – таких, как КАПО им. Горбунова в Казани, ЦНИИМАШ в городе Королев Московской области и ряда других.



2


Современные вооруженные силы России в тактическом и стратегическом плане, а также - в плане боевой подготовки, не говоря уже о морально-политических и идеологических аспектах, значительно уступают вооруженным силам времен СССР.


Этот раздел следует начать с анализа подготовки командного состава и её морально-идеологических основ. На ранней стадии развития вооруженных сил СССР они имели своей базовой основой высокопрофессиональные научные кадры командного состава Российской Императорской Армии, и именно педагоги и командиры, вышедшие из её рядов, воспитали абсолютное большинство советских генералов и маршалов времен Второй мировой войны. Но абсолютное большинство бывших царских генералов и офицеров было репрессировано и расстреляно в годы сталинского Большого Террора в конце 1930-х годов. А ученики редко превосходят своих учителей и, наоборот, часто уступают им в профессионализме. Тем более, если учителя в абсолютном большинстве своем были выходцами из высших слоев дореволюционного общества и являлись высокообразованными, высококультурными людьми с широким кругозором во всех сферах не только армейской, но и повседневной жизни. В то же время их ученики в большинстве своем были детьми беднейших крестьян, низкоквалифицированных рабочих и других низших слоев общества, имея за спиной в лучшем случае 4 класса церковно-приходской школы. Некоторые из учеников после 1917 года смогли несколько повысить уровень своего образования (притом часто заочного) в школах рабочей молодежи и ФЗУ. Практические же навыки были ими освоены преимущественно в окопах на фронтах Гражданской войны. Кого и чему могли научить такие командиры? Не говоря уже о том, что эта категория дорвавшаяся до власти малообразованных людей не выносила рядом с собой умных, высокообразованных, талантливых специалистов, подбирая в свое окружение и продвигая наверх подобных себе карьеристов, приспособленцев и проходимцев. Подобные принципы подбора командных кадров сохранялись вплоть до развала СССР. И эти принципы практиковались в командном составе, начиная с сержантов и заканчивая генералами и министрами обороны. В лучшем случае наверх по служебной лестнице поднимались те, кого начальство знало с рождения и кому по этой причине оно всецело доверяло. Но это были крайне редкие исключения из правил.


Кроме того в абсолютном большинстве в военные училища шли те, кто изначально не был способен пойти учиться в гражданские вузы и не отличался ни своими успехами в учебе, ни своим поведением в школе, во дворе и даже дома. Как правило это были те, кого принято называть «уличной шпаной». Соответственно, эти кадры привносили законы улицы и «блатные понятия» в стены военных училищ, где с их легкой руки устанавливалась та жа «дедовщина» и были в приоритетах наглость, нахальство, грубая сила и, как утверждение всего этого в коллективе, - издевательство над более культурными и воспитанными (культуру и воспитание «шпана» принимала за слабость). Естественно, что после окончания военных училищ надевшие офицерские погоны выпускники несли эти свои «моральные принципы» в подразделения, в которые их направляли служить.


Конечно были редкие исключения из правил, но абсолютное большинство в вооруженных силах как СССР, так и нынешней России составляли именно такие командиры с крайне низким профессиональным уровнем и не менее низкими общечеловеческими нормами морали и нравственности. В результате вся военная подготовка во вверенных им подразделениях строилась и строится на «дедовщине», на выработке чувства страха и даже ненависти к своим сослуживцам у ряда солдат, которые только и ждут удобного часа, чтобы сполна расплатится за нанесенные им обиды и унижения. Это наглядно показали войны в Афганистане и в Чечне.


Кроме того в эту «российскую армию» никто не хочет добровольно идти из числа мало-мальски нормальной, образованной молодежи, которая любыми возможными путями старается избежать службы и прибегает к различным способам вплоть до того, что за крупные по меркам России деньги ложится в психиатрические лечебницы, включая, например, всем известную «больницу Кащенко», где используя семейные связи и платя взятки от 350.000 рублей и выше человек ставит крест на всей своей последующей жизни. Кроме этого 80% так называемых «белых» военных билетов призывные комиссии в Районных военкоматах продают за деньги и по блату здоровым молодым людям. Стоимость колеблется от 350.000 до 500.000 рублей и даже выше (4300 — 6100 Евро). В о же время действительно больные подростки, даже с ДЦП, язвой желудка, продольным плоскостопием 3-ей степени и с другими хроническими заболеваниями идут служить в армию и на флот вместо этих «откосивших». Конечно, как правило через 2-3 месяца многих из них все равно кладут в госпиталя и комиссуют, так что воинские части в связи с этим имеют недоукомплектованный состав. Все это командиры частей стараются не афишировать и скрывать от вышестоящего руководства.


К тому же сегодня обязательная воинская служба в рядах ВС России сейчас составляет 1 год в Сухопутных войсках и 2 года в ВМФ. Чему можно за такой короткий срок научить и без того малообразованных и малограмотных солдат, к тому же любыми путями мечтающих «свалить» с этой военной службы?


Поэтому многие солдат только числятся в своих частях, а всю службу за них несут прапорщики, офицеры или военнослужащие-контрактники.


Говорить о какой-то «боеспособности» и каком-то «профессионализме» таких вооруженных сил не приходится. Но в этой ситуации есть и другая сторона, причем весьма опасная: такой непрофессионализм может привести к непоправимым последствиям. В особенности если такие горе-специалисты сидят, например, за пусковыми пультами ракетных установок. Недавним печальным примером служит трагическое происшествие с гражданским самолетом рейса МН17, сбитым российской ракетной установкой, управлявшейся российским экипажем, который по своему непрофессионализму оказался неспособен отличить военный транспортный самолет АН от пассажирского Боинга.



3


К огромному нашему опасению СССР была одной из 4-5 стран, которая, начиная с 1930-х годов прошлого века, начала заниматься созданием научных центров и на их базе - производств по разработке и применению биологического / бактериологического оружия массового поражения, которое несколько раз было применено в ходе Второй мировой войны. Решение о его дальнейшей разработке и применении в сложившихся условиях вполне может быть принято нынешним преступным руководством России, заложив таким образом основу их новой военной доктрины»


Понимая на основе вышесказанного всю катастрофическую пропасть в отставании в области вооружений от ведущих стран НАТО и адекватно оценивая слабость своих Вооруженных сил, руководство России может вернуться на десятилетия назад и сконцентрироваться на дальнейшей работе в этом смертоносном направлении. Выше уже были упомянуты негативные стороны, связанные с производством стандартных систем вооружений. Ниже остановимся на особенностях и преимуществах производства и применения бактериологического оружия массового поражения.


Для исследовательской работы в этом направлении и для самого производства потребуется 1500-2500 кв.м. научно-производственных площадей, оборудования на 150-200 млн. Евро (по приблизительной оценке) 3-5 основных специалистов и 20-25 лаборантов—технического персонала. Образцы же всех смертельных вирусов имеются в государственных хранилищах уже существующих Центров. При этом прибыли от такого вида деятельности могут составлять от 100% до 300% в зависимости от способа их применения. Самое главное: всё это может попасть в частные руки и быть перепродано тем же террористам, кстати, принимая во внимание, что для их перевозки нет необходимости в больших контейнерах. Даже один среднего размера портфель может нести в себе опасность для целых государств и континентов.


Ещё в СССР в Загорске-6 были искусственным получены поражающие вирусы, в том числе биологическое оружие на основе вируса геморрагической лихорадки Эбола. Там же был создан гамма-глобулин для профилактики против вируса Эбола. Это страшное оружие (смертность без лечения — 50-80%) считается весьма эффективным, поскольку вакцины против него не имеется. Способ применения оружия — распыление боевой рецептуры в воздухе.


Наиболее интересной для военных является разработанное в том же Загорске-6 оружие на основе вируса лихорадки Ласса. В то время «вероятный противник» не располагал ни средствами специфической профилактики, ни средствами лечения, при том, что смертность от лихорадки Ласса при отсутствии лечения достигала 36-67%. Между тем среди способов распространения лихорадки Ласса значатся не только воздушно-капельный и контактный (от человека к человеку), но и пищевой.


В подземной зоне Загорска-6 в то время в мобилизационной готовности находились (и до наших дней находятся) мощные производственные линии по выпуску боеприпасов на основе вируса натуральной оспы. Стандартный советский запас «оружейной натуральной оспы» составлял 20 тонн. Место хранения — Загорск-6. Наиболее вирулентный боевой штамм натуральной оспы (штамм «Индия-1″) был выделен в 1967 году.


Научно-производственный центр Загорск-6 специализируется на создании биологического оружия на основе вирусов, риккетсий и токсинов. С этим институтом связана деятельность генералов Н.Н. Васильева, Д.В. Виноградова-Волжинского, А.А. Воробьева, В.А. Лебединского, А.А. Махлая, С.И. Пригоды и некоторых других. Нынешнее название — Вирусологический Научный Центр Института Микробиологии Министерства Обороны Российской Федерации. Начальниками этого центра в конце 90-х и начале 2000-х годов были генералы А.А. Махлай и В.А. Максимов. Возможно, они и сейчас продолжают руководить этим комплексом.


Специалисты Загорска-6 научились культивировать вирусы натуральной оспы и венесуэльского энцефаломиелита лошадей в эмбрионах куриных яиц. Генералы Л.А. Ключарев и А.А. Воробьев занимались и поныне продолжают заниматься генетикой вирусов. В институте под руководством генерала А.А.Воробьева шла активная работа по созданию токсинного оружия на основе, соответственно, токсинов. В открытой форме были изучены анатоксины множества белков-токсинов, вырабатываемых бактериями — столбняка, дифтерийного токсина, различных токсинов ботулизма, стафилококковым и др. Параллельно были исследованы боевые возможности этих и многих иных токсинов. Был налажен выпуск некоторых из них в качестве биологического оружия. Например, токсинов ботулизма и столбняка. Помимо самих токсинов, удалось создать множество генетически измененных микроорганизмов, которые способны продуцировать различные токсины. Есть, в частности, информация о том, что удалось достичь производства этих токсинов в весьма крупном масштабе. В частности - 13 видов таких микроорганизмов, как ботулинические токсины, токсины газовой гангрены, токсин золотистого стафилококка, рицин, сакситоксин, дизентерийный токсин, конотоксин, тетродотоксин, веротоксин, абрин, холерный токсин, столбнячный токсин, трихотеценовые микотоксины. По имеющимся данным даже было соответствующее постановление правительства РФ, в т.ч. и специальные директивы для ФСБ о регулировании вывоза этих микроорганизмов за рубеж. Работами с риккетсиями — возбудителями таких особо опасных инфекций, как Ку-лихорадка и ряд других — занимался генерал А.А. Воробьев. Ему, в частности, удалось культивировать риккетсию Ку-лихорадки в эмбрионах куриных яиц.


Можно также описать многие направления и «достижения» в рамках исследовательских проектов, которые ведутся в других научных центрах России по крайней мере до 2014-15 годов. Так например, В одном из профильных НИИ в г. Киров (Институт Биохимии и Физиологии Микроорганизмов имени Г. К. Скрябина РАН) давно ведутся работы с многочисленными возбудителями особо опасных инфекций, рассматривавшихся военными в качестве биологического оружия, а именно — бактериями (чума, сибирская язва, туляремия, бруцеллез, сап, мелиоидоз), риккетсиями (тиф, Ку-лихорадка), а также с токсинами. Работы с боевыми штаммами бактерии чумы были для Кировского Института Биохимии традиционными. Сегодня с применением специальных питательных сред и режимов высушивания военные биологи научились сохранять вирулентные свойства микроба, что создало предпосылки для последующего применения его в качестве оружия. Созданные боевые средства на основе чумы оказались столь стабильными, что есть возможность доставлять их на любые расстояния и практически в любых условиях. Промышленный выпуск биологического оружия на основе боевого штамма чумы был налажен в указанном институте еще в годы Второй мировой войны. И он был готов к незамедлительному развертыванию в случае получении приказа о ведении наступательной биологической операции.


Работы по созданию биологического оружия на основе бактерии сибирской язвы, были начаты ещё в конце 20-х годов прошлого века. Выпуск боевого запаса на основе бактерии сибирской язвы был поставлен в вышеуказанном институте на поток, так что во время Второй мировой войны этот вид биологического оружия вполне мог быть использован на поле боя. В послевоенные годы работы по совершенствованию советского боевого штамма сибирской язвы получили новый толчок. В частности, в Институте Биохимии и Физиологии Микроорганизмов был создан штамм № 836. Там же велись успешные работы по созданию биологического оружия на основе бактерии туляремии и Ку-лихорадки. Их штамм обладал высокой вирулентностью и мог сохранять её продолжительное время. По всей вероятности он даже был применен в полевых условиях во время Второй мировой войны, Имеется в виду массовое заболевание немецких военослужащих туляремией летом 1942 года, а также вспышка вызываемой соответствующей риккетсией Ку-лихорадки в 1943 году в в тылу немецких войск Крыму. В указанном институте велись также работы по созданию оружия на основе бактерии бруцеллеза.


Ещё в одном центре, известном как «Свердловск-19» военные биологи создали штамм бактерии сибирской язвы, которая поражает в основном мужчин зрелого возраста. Речь идет о новом виде биологического оружия, способного уничтожать живую силу «вероятного противника» сексо-избирательно, то есть - мужчин зрелого возраста. Адрес у этого оружия очевиден: армии, комплектующиеся профессионалами–мужчинами.


Это - лишь некоторые примеры деятельности этих институтов и основные произведённые ими виды бактериологического оружия. Но сегодня не может не настораживать повышение их активности, что включает также и совместные работы этих научных военных центров с мирными НИИ, занимающимися природными удобрениями и землесмесями. Продукция многих из этих предприятий поставляется во многие страны мира, включая страны Евросоюза, и прежде всего - в Польшу. Эта продукция предназначена как для крупных сельскохозяйственных предприятий, так и для индивидуальных садов, огородов и даже комнатных растений. Таким путем руководство Россия может распространять своё биологическое оружие по нескольким направлениям.


Это может быть прямо агрессией с поражающими факторами, но на это сейчас представляется все же маловероятным, так как на такую прямую агрессию скорее всего последует адекватный ответ против явно обозначившегося очага происхождения этой биологической атаки.


В силу вышесказанного наиболее вероятна не открытая, а скрытая попытки заражения почв, воды, воздуха без явных источников происхождения и даже предложение оказания помощи в ликвидации вспышки эпидемии. Может использоваться и информационная составляющая, в том числе шантаж и психологическое давления на потенциальных противников в приграничных странах и возможно даже на неуступчивых партнёров. Например, на Беларусь – для того, чтобы сделать её более зависимой, более сговорчивой и более уступчивой в политических и в экономических вопросах.


Также эти разработки могут иметь коммерческое применение: одна российская структура незаметно заражает ту или иную страну, а правительство РФ тут же официально предлагает свою помощь по локализации вспышки эпидемии и её устранении. Это может быть актуально для планов России в свете укрепления контактов с рядом африканских стран и попытки перетянуть их в лагерь своих союзников. Таким путем можно легко поставить в финансовую и экономическую зависимость любую страну Африки.


Можно много моделировать действия России в этом направлении, но сегодня, находясь в положении загнанного в угол зверя, её руководство и может прибегнуть к любому преступлению, поражающему своим цинизмом и вероломством с её стороны. Не говоря уже о том, что многие из работающих на этих направлениях российских молодых учёных под действием путинской пропаганды окончательно потеряли общечеловеческие нормы морали и нравственности и за собственное финансовое благополучие не остановятся не перед чем, в том числе и перед созданием смертельно угрозы всему человечеству, абсолютно не задумываясь о последствиях, в том числе и для них самих, равно как и для их близких.


О том, что нынешнее руководство России во главе с президентом Путиным снова вернулось к «биологическому» направлению в рамках их военной доктрины, говорят приведенные ниже неопровержимые факты.


К давно известным научным центрам в Томске, Санкт-Петербурге, Ломоносове, Оболенске, Кирове и менее известным засекреченным центрам – таким как Свердловск-19 и Загорск-6 (последние два являются единственными держателями государственной коллекции микроорганизмов – потенциальных агентов биологического оружия), - добавились новые научные кластеры. Так например, находящийся при Новосибирском Академгородке научный центр «Вектор» получил из государственного бюджета 3,7 млрд. рублей , а смежной этому частному центру государственной организации под названием «Центр Прикладной Микробиологии и Биотехнологии» было оттуда же выделено дополнительно 1,7 млрд. рублей. Кроме того, дополнительное финансирование в 3,7 млрд. рублей получит новый «Курчатовский Геномный центр» созданный на базе «НИИ Эпидемиологии и Микробиологии им. Н.Ф. Гамалея». Последним проектом руководит Михаил Ковальчук (старший брат личного друга Путина бизнесмена Юрия Ковальчука. Со стороны Министерства Обороны РФ все эти проекты курирует начальник «Управления по Биологической Защите» генерал Валентин Иванович Евстигнеев, который до 1992 года возглавлял 15-е управлении Генерального Штаба. В 1992 году последнее было упразднено и преобразовано в уже упомянутое «Управление по Биологической Защите».


Между прочим, у компетентных в данных вопросах людей не возникает сомнения, что мировой коллапс, связанный с «пандемией COVID-19» является делом рук вышеперечисленных структур.


В «гибридной войне», которую Россия уже фактически развязала против стран НАТО, это биологическое оружие может быть применено и распространено по странам Западной Европы посредством заражения части «беженцев», которые в массовом количестве были завезены из стран Ближнего Востока, Афганистана и стран Северной Африки при непосредственном участии аппарата Путина и белорусского «президента» Лукашенко. На территорию Польши, Литвы или Латвии это биологическое оружие может попасть, как с живыми беженцами, так и с их трупами, которые периодически умирают и иногда доставляются в морги на территории Польши.


Также это оружие может переноситься по воздуху, через грунтовые воды, при посредстве перелетных птиц, крупных животных (лосей, кабанов, косуль, оленей) и других млекопитающих, а также насекомых. Такое оружие может быть применено непосредственно против людей с прямым поражающим фактором, а также через заражение животных. В качестве примера может послужить недавняя необъяснимая вспышка заболевания кабанов на границе Польши и Германии и переход этой болезни на поголовье домашних свиней. Такие акции способны наносить удар в частности по фермерским хозяйствам, да и в целом - по экономике стран Западной Европы. Но главный эффект таких биологических ударов заключается в том, что они способны создать хаос в странах Евросоюза и способствовать их разобщенности.


Такова главная стратегическая цель Путина в его «гибридной войне» против стран Запада. Создавая «управляемый хаос». Путин и его администрация надеются разрушить Евросоюз и НАТО, а после развала захватить по очереди как минимум страны Балтии и Восточной Европы, тем самым возрождая СССР.


Позитивным фактом, однако является то, что, опираясь на совместные разработки Германии 40-х годов и советских ученых более позднего периода, имеются средства и способы противостояния этой биологической атаки путем, например, создания предприятия на территории одной или нескольких стран НАТО, которые могли бы производить субстанции для предотвращения биологической угрозы и создания основы для продовольственной безопасности европейских стран, США и их союзников.




4


По некоторым данным, специалистами в области оперативной разведки и стратегического планирования наступательных операций дается ряд рекомендаций по нанесению упреждающего удара по территории России силами НАТО. В частности, по их мнению, в случае эскалации военного противостояния между РФ и странами НАТО, одними из первых объектов точечного поражения крылатыми ракетами и беспилотными системами должны были бы стать железнодорожные и автомобильные мосты через основные реки России, начиная с запада (Ока, Москва-река, Дон) и далее - на Восток (Волга, Кама, Обь, Енисей, Лена). Такие удары моментально парализовали бы всю транспортную систему Российской Федерации, разделив на отдельные изолированные части всю территорию страны, исключив возможность переброску живой силу и военных грузов. Военно-транспортной авиации у современной России практически нет, поскольку крупнейшие заводы, выпускавшие подобные грузовые самолеты, остались на территории Украины и Узбекистана. В то же время Россия не располагает ни техническими средствами, ни рабочей силой, необходимыми для быстрого восстановления стратегических мостов. Так что даже при самых благоприятных условиях мирного времени на восстановление таких мостов на широких и полноводных реках ушли бы месяцы. Специалисты также рекомендуют одновременное нанесение таких ударов с трех Сторон: с Запада, с Востока и с Севера (со стороны Ледовитого океана).


Чем же вызвано мнение о необходимости такой упреждающей война против России в ближайшее обозримое время? Одним из аргументов в пользу такой точки зрения является тот факт, что, к сожалению Россия уже вошла в эпоху глобальных техногенных катастроф. Оборудование её Военно-промышленного комплекса существенно изношено, а потому любая авария, например, на одной из атомных станций на российской территории может стать фатальной для всей Западной Европы, не говоря о том, что было бы неконструктивно и далее поощрять агрессивную внешнюю политику Кремля, все более входящего во вкус от её безнаказанности (в том числе и при применении биологического оружия).


Что же касается бряцания своим металлоломом и размахивания не существующими ядерными ракетами то это сточки зрения ряда экспертов - всего лишь отвлекающий маневр для выигрывания времени и более тщательной подготовки бактериологической войны. А исторический опыт показывает, что чем раньше удается остановить разбушевавшегося агрессора, тем меньше будут потери с обеих сторон конфликта. Если же агрессору удастся развязать бактериологическую войну, то последствия могут оказаться фатальными для всего мира.

292 views0 comments

Recent Posts

See All