• Manfred Zwirka

Вооруженные силы России: перспективы развития и возможная стратегия борьбы с ними

Manfred Zwirka

Мюнхен / 2 января, 2022




1. Анализ оборонной промышленности России и ее реальных возможностей

2. Анализ слабых сторон построения и организации Вооруженных Сил России

3. Анализ эволюции военной доктрины России и планов перехода к тактике биологической, бактериологической и гибридной войны

4. Первостепенные мероприятия, которые могут быть применен в случае начала войны с Россией


1


В данный момент военно-оборонная промышленность России находится в крайне плачевном состоянии и едва ли подлежит восстановлению даже до состояния «застойных» лет позднего периода СССР.



В данный момент наука в России и даже старые советские разработки видов современного оружия разных направлений на несколько порядков опережают промышленные возможности. Сегодня Россия способна производить преимущественно экспериментальные образцы в небольших экспериментальных цехах в структуре самих НИИ, являющихся разработчиками этих видов оружия. При этом даже вышеуказанные НИИ и уникальные экспериментальные предприятия как правило находились или продолжают находиться в центральных городах России и в первую очередь - в Москве, Санкт-Петербурге и прилегающих к ним районах, где в последнее время существенно поднялись цены на недвижимость и подорожала земля, которую занимали и продолжают занимать эти НИИ и их предприятия. Поэтому постепенно эти участки распродаются, а сами предприятия закрываются или перебазируются в более отдаленные места, что в абсолютном большинстве случаев равносильно их ликвидации, так как 90% работающих на них специалистов сразу увольняются и не желают переезжать в не обустроенные для комфортной жизни места.


Но даже в наиболее благоприятных ситуациях любое новое изобретение, осуществленное в НИИ и выпущенное в отдельных экспериментальных образцах в этих цехах, надо еще доводить до серийного производства, и в этом заключается самая большая проблема!


В настоящий момент Россия не способна к масштабному серийному производству новейшей военной техники, так как большинство предприятий оборонного комплекса, существовавших в СССР, прекратили свое существование или оказались за пределами России на территории бывших союзных республик. А те которые были сохранены в 90-е годы, имеют огромное количество уже неразрешимых проблем. Оборудование большинства предприятий военно-оборонного комплекса морально устарело и не может качественно решать поставленные задачи по серийному выпуску.


Станкостроительная промышленность в самой России практически полностью уничтожена из-за потери всех своих рынков сбыта, ранее ограниченных странами Восточного Блока и рядом развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки. В свете международных санкций со стороны стран Евросоюза, США, Канады и их союзников высокоточное новейшее станочное оборудование поставляться не может. Соответственно, единственным источник восполнения может быть только Китай. Но его оборудование по классу точности и надёжности может подходить для выпуска ширпотреба, но ни в коем случае не для выпуска продукции военного и космического назначения.


Однако помимо отсутствия материально-технической базы серьезной проблемой является отсутствие пополнения штата высококвалифицированных сотрудников управленческого аппарата, инженерно-технического состава предприятий и рабочих кадров. Учебные заведения, специализированные на выпуск инженеров для оборонного комплекса СССР, во времена Российской Федерации были в абсолютном большинстве преобразованы и занялись подготовкой специалистов широкого профиля. К тому же резко ухудшился уровень образования, была распродана или роздана в аренду большая часть площадей специализированных участков и даже цехов, где раньше во времена СССР студенты под руководством грамотных преподавателей изучали материально-техническую базу и воочию знакомились с новейшими на тот период моделями двигателей и остальных элементов выпускаемой военной продукции. Такую деградацию этой научной базы можно хорошо наблюдать на примере МАИ (Московского Авиационного Института).


Что касается подготовки рабочих кадров для оборонных предприятий, то ещё во времена СССР была разрушена сама репутация и престижность рабочих специальностей и, как следствие, даже при наличии системы ПТУ и техникумов в эти образовательные учреждения шли наименее способные молодые люди, чьи мозги не могли изначально усваивать новейшую информацию по работе на станках с программным управлением. Не говоря уже о том, что в 90-е годы сама система ПТУ была окончательно разрушена. По всей вероятности эта система восстановлению уже не подлежит, так как более не осталось кадров, которые могли бы обучать требуемым в военной сфере рабочим профессиям. То есть сегодня основная масса работающих на военных предприятиях составляют люди предпенсионного и даже пенсионного возраста. Соответственно, в ближайшие 5 - 10 лет эти предприятия могут просто прекратить существование.


Ещё одна огромная проблема России заключается в том, то что практически неуправляемая коррупция и воровство в регионах превысили все возможные пределы. Огромная территория с крайне слабой транспортной инфраструктурой не позволяет эффективно решать эту проблему. А любая модернизация предприятий с практически полной заменой станочного парка и воссоздание системы подготовки кадров потребует колоссальных финансовых средств, из которых основная масса будет разворована на начальных стадиях. В результате напрашивается вывод о том, что изначально никакие государственные структуры РФ не станут даже пытаться осуществлять такие проекты.


Кроме того, для содержания и постоянной работы таких предприятий оборонно-промышленного комплекса, равно как и на поддержание всей окружающие эти предприятия инфраструктуры, начиная с социальной сферы для проживающих в этих городах и работающих на этих предприятиях людей, нужны колоссальные средства. Во времена СССР излишняя степень секретности привела к географической удалённости этих предприятий, сделала их на 70% градообразующими, поставив в зависимость от их работы всю жизнь многотысячных городов. Соответственно, все, включая энергетику, водоснабжение, железнодорожное и авто- сообщение, снабжение продовольствием и вся система жизнедеятельности любого населённого пункта, также ложилось на плечи этих предприятий. Это всё тоже давно пришло в упадок и требует модернизации, если даже не полного восстановления с нуля.


Все вышесказанное относится и к гигантской системе смежных предприятий, задействованных в оборонном комплексе. Начиная с предприятий горнодобывающей отрасли, сталеплавильных предприятий и предприятий, выпускающих комплектующие для различных отраслей промышленности. Отдельно стоят вопросы наличия средств доставки и даже наличия самого персонала для использования этих систем.


В связи со всем вышеизложенным вся боевая техника современной России являет собой либо старые, морально устаревшие образцы, выпускавшиеся еще во времена СССР, либо внешне видоизмененные старые модели, которые в большинстве случаев не соответствуют требованиям времени. Все вышесказанное можно показать на конкретных примерах с детальным разбором ряда предприятий военно-промышленного комплекса России. Такие например – таких, как КАПО им. Горбунова в Казани, ЦНИИМАШ в городе Королев Московской области и ряда других.



2


Современные вооруженные силы России в тактическом и стратегическом плане, а также - в плане боевой подготовки, не говоря уже о морально-политических и идеологических аспектах, значительно уступают вооруженным силам времен СССР.


Этот раздел следует начать с анализа подготовки командного состава и её морально-идеологических основ. На ранней стадии развития вооруженных сил СССР они имели своей базовой основой высокопрофессиональные научные кадры командного состава Российской Императорской Армии, и именно педагоги и командиры, вышедшие из её рядов, воспитали абсолютное большинство советских генералов и маршалов времен Второй мировой войны. Но абсолютное большинство бывших царских генералов и офицеров было репрессировано и расстреляно в годы сталинского Большого Террора в конце 1930-х годов. А ученики редко превосходят своих учителей и, наоборот, часто уступают им в профессионализме. Тем более, если учителя в абсолютном большинстве своем были выходцами из высших слоев дореволюционного общества и являлись высокообразованными, высококультурными людьми с широким кругозором во всех сферах не только армейской, но и повседневной жизни. В то же время их ученики в большинстве своем были детьми беднейших крестьян, низкоквалифицированных рабочих и других низших слоев общества, имея за спиной в лучшем случае 4 класса церковно-приходской школы. Некоторые из учеников после 1917 года смогли несколько повысить уровень своего образования (притом часто заочного) в школах рабочей молодежи и ФЗУ. Практические же навыки были ими освоены преимущественно в окопах на фронтах Гражданской войны. Кого и чему могли научить такие командиры? Не говоря уже о том, что эта категория дорвавшаяся до власти малообразованных людей не выносила рядом с собой умных, высокообразованных, талантливых специалистов, подбирая в свое окружение и продвигая наверх подобных себе карьеристов, приспособленцев и проходимцев. Подобные принципы подбора командных кадров сохранялись вплоть до развала СССР. И эти принципы практиковались в командном составе, начиная с сержантов и заканчивая генералами и министрами обороны. В лучшем случае наверх по служебной лестнице поднимались те, кого начальство знало с рождения и кому по этой причине оно всецело доверяло. Но это были крайне редкие исключения из правил.


Кроме того в абсолютном большинстве в военные училища шли те, кто изначально не был способен пойти учиться в гражданские вузы и не отличался ни своими успехами в учебе, ни своим поведением в школе, во дворе и даже дома. Как правило это были те, кого принято называть «уличной шпаной». Соответственно, эти кадры привносили законы улицы и «блатные понятия» в стены военных училищ, где с их легкой руки устанавливалась та жа «дедовщина» и были в приоритетах наглость, нахальство, грубая сила и, как утверждение всего этого в коллективе, - издевательство над более культурными и воспитанными (культуру и воспитание «шпана» принимала за слабость). Естественно, что после окончания военных училищ надевшие офицерские погоны выпускники несли эти свои «моральные принципы» в подразделения, в которые их направляли служить.


Конечно были редкие исключения из правил, но абсолютное большинство в вооруженных силах как СССР, так и нынешней России составляли именно такие командиры с крайне низким профессиональным уровнем и не менее низкими общечеловеческими нормами морали и нравственности. В результате вся военная подготовка во вверенных им подразделениях строилась и строится на «дедовщине», на выработке чувства страха и даже ненависти к своим сослуживцам у ряда солдат, которые только и ждут удобного часа, чтобы сполна расплатится за нанесенные им обиды и унижения. Это наглядно показали войны в Афганистане и в Чечне.


Кроме того в эту «российскую армию» никто не хочет добровольно идти из числа мало-мальски нормальной, образованной молодежи, которая любыми возможными путями старается избежать службы и прибегает к различным способам вплоть до того, что за крупные по меркам России деньги ложится в психиатрические лечебницы, включая, например, всем известную «больницу Кащенко», где используя семейные связи и платя взятки от 350.000 рублей и выше человек ставит крест на всей своей последующей жизни. Кроме этого 80% так называемых «белых» военных билетов призывные комиссии в Районных военкоматах продают за деньги и по блату здоровым молодым людям. Стоимость колеблется от 350.000 до 500.000 рублей и даже выше (4300 — 6100 Евро). В о же время действительно больные подростки, даже с ДЦП, язвой желудка, продольным плоскостопием 3-ей степени и с другими хроническими заболеваниями идут служить в армию и на флот вместо этих «откосивших». Конечно, как правило через 2-3 месяца многих из них все равно кладут в госпиталя и комиссуют, так что воинские части в связи с этим имеют недоукомплектованный состав. Все это командиры частей стараются не афишировать и скрывать от вышестоящего руководства.


К тому же сегодня обязательная воинская служба в рядах ВС России сейчас составляет 1 год в Сухопутных войсках и 2 года в ВМФ. Чему можно за такой короткий срок научить и без того малообразованных и малограмотных солдат, к тому же любыми путями мечтающих «свалить» с этой военной службы?


Поэтому многие солдат только числятся в своих частях, а всю службу за них несут прапорщики, офицеры или военнослужащие-контрактники.


Говорить о какой-то «боеспособности» и каком-то «профессионализме» таких вооруженных сил не приходится. Но в этой ситуации есть и другая сторона, причем весьма опасная: такой непрофессионализм может привести к непоправимым последствиям. В особенности если такие горе-специалисты сидят, например, за пусковыми пультами ракетных установок. Недавним печальным примером служит трагическое происшествие с гражданским самолетом рейса МН17, сбитым российской ракетной установкой, управлявшейся российским экипажем, который по своему непрофессионализму оказался неспособен отличить военный транспортный самолет АН от пассажирского Боинга.



3


К огромному нашему опасению СССР была одной из 4-5 стран, которая, начиная с 1930-х годов прошлого века, начала заниматься созданием научных центров и на их базе - производств по разработке и применению биологического / бактериологического оружия массового поражения, которое несколько раз было применено в ходе Второй мировой войны. Решение о его дальнейшей разработке и применении в сложившихся условиях вполне может быть принято нынешним преступным руководством России, заложив таким образом основу их новой военной доктрины»